Один день на ферме TOOMA

7 сентября 2019 закончился летний сезон на Таллинском ипподроме. В честь закрытия прошёл специальный VIP заезд, в котором участвовали владельцы ипподрома, руководство и наши спонсоры.

Забег бежали всего четыре лошади, а на фаворите Keep Me Tooma ехал владелец ипподрома Матс Габриэльсон. Пятилетний мерин, подтвердив прогнозы экспертов, финишировал первым и стал победителем турнира. Этот конь, как и многие другие американские рысаки, выступающие в Эстонии, родился на собственной ферме Матса Габриэльсона Tooma.

Когда Валентина предложила собраться командой ипподрома и отправиться на ферму по разведению лошадей Tooma, мы с радостью поддержали идею. Даже когда в день X небо затянуло тяжёлыми тучами, а дождь не прекращался ни на секунду, мы были настроены решительно — надо ехать!

На изображении может находиться: небо, дерево, дом, трава, облако, на улице и природа

Валентина рассказала, что за столько лет работы на ипподроме ни разу не была в этом месте, хотя на этой ферме разводят американских рысаков и многие из них выступают на соревнованиях в Таллине.

Ферма находится неподалёку от уединённой и живописной деревушки Тооmа в 130 километрах от Таллинна. Несмотря на то, что погода радовать нас не собиралась и тучи не рассеивались, мы предвкушали интересную экскурсию, которую нам пообещал провести местный управляющий Мартин.  Уже здесь стоит отметить его дружелюбие, потому что Мартин несколько раз с завидным терпением объяснял нам как добраться до места, пока мы воевали с гугл картами и выбирались из лесной глуши, разумеется свернув не туда.

 

Когда мы наконец нашли нужный поворот и увидели аккуратные вытянутые здания конюшен из красного дерева и ворота с изображением наездника — дождь перестал и выглянуло солнце.  Мы расценили это как знак свыше.

У ворот нас искренней улыбкой поприветствовал сам Мартин — молодой управляющий фермы.

 

— Так и что же вы хотите посмотреть? 

— Всё! — хором ответили мы и зашли в главную конюшню. 

 

Мартин начал с того, что всех кобыл, которые живут в Tooma осеменяют искусственным способом.  

— Вот здесь в специальных капсулах хранится замороженная сперма производителей,- говорит Мартин и указывает на большую металлическую емкость, напоминающую бочку.  — А это ветеринарный кабинет. ЭКО лошадям проводят только в то время, когда они к этому действительно готовы. В конюшне рядом с кобылами обязательно находится конь, чтобы стимулировать выработку гормонов. Когда лошадь готова к зачатию, приезжает ветеринар  и проводит процедуру осеменения. Иногда это случается даже ночью. Конечно, ЭКО не всегда бывает успешным и некоторые кобылы остаются пустыми. Но в этом году почти все кобылы у нас жерёбые.

Мы, внимательно слушая Мартина, проходим в конюшню. Сейчас здесь пусто, все лошади на пастбище, поэтому всё можно хорошенько разглядеть. В каждом стойле установлены камеры. 

— Сейчас у нас спокойно. А вот в начале весны у нас начинается самое активное время — сезон рождения жеребят. Все это время за кобылами следят очень внимательно. Когда приходит время родов, лошади начинают потеть и это отражается на датчиках. Ещё определить, что пора вызывать ветеринара, можно наблюдая за лошадью по камерам, — объясняет Мартин.

Кормят лошадей кормом местного производства. Раньше корм закупали, но его качество стремительно падало, поэтому руководство решило засеять собственные поля, чтобы рысаки получали самое лучшее питание.

Мы выходим из конюшни и видим просторные зеленые поля. Территория фермы очень большая, около 90 гектаров, по правилам на каждую лошадь приходится 1 гектар земли. Мартин предложил сходить проведать жеребят, а по пути немного рассказал о себе.

— Ферма Tooma принадлежит шведам и работает уже около 30 лет. Здесь работал мой отец,а  после армии я к нему присоединился, помогать. Теперь здесь управляющий. Вообще меня всегда тянуло к лошадям, но со временем я понял, что конный спорт не для меня. Мне просто нравится быть рядом с лошадью. А вот и наши подросшие жеребята, — показывает Мартин.

Мы подходим к леваде и видим, как к нам с интересом подходят любопытные жеребята. Их уже отлучили от мам ( обычно это происходит через полгода после рождения) и теперь готовят к соревнованиям. Оказалось, что здесь не только разводят лошадей, но и тренируют будущих спортсменов. Для этого на территории есть специальная карусель, где жеребята занимаются и укрепляют мускулатуру. В среднем для того, чтобы подготовить лошадь к началу спортивной карьеры, требуется примерно год.

— Все наши лошади попадают в шведский регистр, поэтому для получения паспорта их отвозят в Швецию, а затем возвращают обратно, для тренировок. Шведский регистр позволяет лошадям принимать участие в крупных призах. Их карьера начинается примерно одинаково, сначала лошади бегут свои первые старты, а в два года 

 участвуют в крупном призе Baby race. 

****

Пока мы сосредоточенно обходим лужи, Мартин обращает наше внимание на дальнюю леваду — там в одиночестве гуляет уже подросший рысак-спортсмен, готовый к соревнованиям. Через несколько мгновений мы оказались у просторного пастбища, огражденного лентой. Мартин ловко перелезая через неё, предупреждает — здесь есть небольшое электричество. Жеребята часто разбредаются, поэтому нужна мера предосторожности. А затем внимательно смотрит на нас и спрашивает:

— Вы лошадей боитесь? 

— Конечно, нет, — улыбаемся мы. 

А затем понимаем, почему он спросил. Вдалеке пасётся целый табун — здесь кобылы гуляют с  малышами. Увидев нас издалека, жеребята поспешили к нам, а за ними неспешно мамы.

— В табуне надо быть осторожными. Держитесь с краю и старайтесь не заходить в центр. Взрослые кобылы конечно понимают, что с людьми надо быть вежливыми. А для малышей вы как игрушки, — объясняет Мартин.  

Уже через минуту мы, разумеется, были в центре табуна, окруженные жеребятами со всех сторон. Пока мы восторженно гладили их по морде и давали себя обнюхать, некоторые увлеченно начали жевать наши куртки. Когда Мартин эффектным криком разогнал от нас толпу, лошади побежали с такой прытью, что от их копыт комья грязи поднимались высоко в воздух. Здесь в Tooma лошади чувствуют себя свободными и вольными — не проникнуться местной атмосферой просто невозможно.

Сейчас на ферме примерно 60 лошадей. Пока жеребята совсем маленькие, они вместе с мамами считаются одной единицей. А потом регистрируются отдельно.Иногда в Tooma одновременно живут больше 100 лошадей. 

 — Как же вам удается за ними следить? — удивляемся мы. 

— С помощью вот такого устройства, — Мартин показывает электронный прибор. Все наши лошади чипированные. 

За разговором мы приблизились к конюшне и решили немного погреться внутри, на кухне. Мартин по-хозяйски приготовил чай и показал на магнитную доску на стене. На ней указаны названия всех левад и количество лошадей. Каждый день работники делают обход и следят за тем, чтобы никто не потерялся.

***

Пока мы пили горячий чай, к нашей беседе присоединился отец Мартина Валдемар  который тоже работает здесь.  А за ним в комнату вошёл большой лохматый пес и улегся у двери, чтобы послушать нашу беседу. Стало ещё уютнее.

Отец Мартина немного рассказал нам о тонкостях селекции лошадей. Владельцы фермы очень увлечены селекцией и любят экспериментировать — для них разведение это творческий процесс. Они регулярно собираются в усадьбе и решают, кого и с кем можно скрестить, какую кровь добавить. Иногда в Tooma специально привозят лошадей из Америки, чтобы улучшить породу.  Сейчас ферма Tooma — это известный бренд в мире рысистого спорта и покупатели знают, что здесь продают лошадей с лучшими характеристиками

—  В Швеции ежегодно перед крупным призом Elite Loppet  проводят аукцион, на который может попасть очень ограниченное количество лошадей. Мы несколько раз продавали лошадей там. Сейчас животных продают только на ферме, напрямую, — объясняет Мартин. Самая дорогая лошадь обошлась новому хозяину в 90 000 евро. Вообще самые большие деньги приносят именно жеребцы. Если заводчику удалось создать жеребца с отличными показателями, то он можно сказать на всю жизнь обеспечен. Только чтобы купить сперму производителя, заказчику нужно потратить около 5000 евро и после того, как рожденный жеребенок попал в регистр, владельцу нужно заплатить еще несколько тысяч.  Поэтому этот бизнес очень прибыльный.

— А что вы делаете с лошадьми, которые не годятся для соревнований?

— Мы никогда не продаём бракованных или больных жеребят, даже по сниженной цене, так как очень заботимся о репутации бренда. Кобыл мы оставляем, потому что они могут приносить потомство, а жеребцов пытаемся пристроить на другие фермы.

Надо отдельно отметить, что в Tooma очень гуманно относятся к животным. Все лошади, которые находятся в собственности владельцев, после окончания карьеры возвращаются  на ферму. Так что здесь не только растут будущие спортсмены, но и стареют бывшие чемпионы.

На улице уже начало смеркаться и нехотя мы начали собираться домой, хотя наша беседа могла длиться бесконечно. Прощаясь, Мартин пригласил нас приехать в гости весной и посмотреть на рождение малышей, а может быть даже помочь принять роды самим.  Разумеется мы с радостью согласились. По дороге домой в Таллин мы поняли, что побывали в удивительном месте с бесконечно приятной атмосферой, где растут лошади, которые в скором времени будут брать самые престижные призы и где работают на редкость открытые и дружелюбные люди, искренне увлеченные своим делом.